Category: литература

Адольф, старый нацистский свин - комикс и клип

30 апреля 1945 г. ушел из жизни Вождь немецкого народа, Имперский Канцлер А. Гитлер. Обстоятельства этого ухода туманны: скорее всего, он выстрелил себе в голову, но есть и много тех, кто предпочитает обсуждать вариант с ядом.

Этому событию и тягостной обстановке тех дней посвящен в высшей степени достойный фильм «Крушение» (2004) О. Хиршбигля, попавший в Россию под названиями «Бункер» или, ближе к оригиналу, «Гибель». Третий на тот момент по стоимости немецкий фильм почти сразу же был признан культурным достоянием, номинировался на Оскар и сорвал ряд наград поскромнее.

Два года спустя автор популярных комиксов В. Моэрс, отталкиваясь от этого фильма, создал полноценный, притом уже третий по счету рисованный сюжет о «нацистском свине Адольфе» – «Адольф – Бункер. Трагикомедия в трех актах». На что мог расчитывать несчастный Вождь под пером саркастичного автора  легко догадаться, видя одни только имена самых популярных его героев: Маленький Засранец (не по возрасту умный и беспардонный сорванец, непременно доводящий взрослых до психбольницы), Старая Перечница (дожидающийся смерти пенсионер, желчно комментирующий окружающее), Хероль (с Херолевой искажение титулов подчеркивает главную проблематику их отношений). Но, при всей симпатии немцев к этим героям, речь шла все же о комиксе, который не мог даже мечтать о тиражах на уровне В. Пелевина. Ни один комикс еще никогда не стал бомбой даже комиксы про Тарзана и Супермена.

Бомбой стал мультяшный видеоклип «Ich hock' in meinem Bonker» («Я сижу в моем бункере»), созданный для сетевой раскрутки комикса и прилагавшийся в виде DVD к полиграфическому продукту. Его буквально взрывная популярность стремительно приобрела масштабы, совершенно недоступные для комиксового альбома: немецкая «Википедия» называет более 2,5 млн. просмотров на YouTube, 3,6 млн. – на MyVideo, включение в программу немецкоязычного MTV и вхождение в немецкие чарты, перевод на английский и французский языки.

Collapse )

Всего лет за десять до этого российскую культурную общественность взбудоражило и раскололо «письмо 42-х» – призыв части творческой элиты страны к тогдашнему президенту Б. Ельцину утвердить «новый российский порядок» методами нацистов и большевиков. Список тех, кто этот призыв подписал, до сих пор вызывает у меня дрожь.

И когда я пытаюсь сопоставить эти два таких разных по драматизму и масштабу события, я чувствую, что последний съезд тоталитаристов всех мастей точно будет принимать не современная Германия – проведут его, скорее всего, где-то на необъятных просторах моей бывшей…